Статистика

У США снижен рейтинг. Чем это грозит России?

У США снижен рейтинг. Чем это грозит России?Пятничное решение S&P о снижении кредитного рейтинга США на одну ступень c AAA до АА+ (категории ААА- нет) с сохранением негативного прогноза неизбежно вызовет цепную реакцию. Практически гарантировано снижение рейтинга американским эмитентам высших категорий — в рамках правила «суверенного потолка». Проблемы возникнут и у управляющих фондами денежного рынка, а также у центральных банков и минфинов (в том числе и у российского) в связи с тем, что теперь надежность трех крупнейших эмитентов публичного долга (США, Япония и Италия) перестала быть наивысшей.

Следует отметить что по сложившейся мировой практике управляющие компании осуществляют какие-то действия в связи с изменением рейтинга только после того, как два из трех агентств (Standard&Poor`s, Moody's, Fitch) снизили или повысили его, поэтому с формальной точки зрения еще ничего не случилось. Но все хорошо понимают, что снижение рейтинга от двух других грандов — дело недель, если не дней.

Собственно, эта тема активно обсуждалась в блогосфере все выходные, особенно после заявления замминистра финансов Сторчака о том, что изменений во вложениях российских резервов пока не будет. Немедленно прозвучали призывы к немедленной продаже всех долларовых резервов, обвинения в продажности и сокрытии правды от народа. Вспоминается, как в 2008-м в российской блогосфере и прессе стоял вой о страшных потерях от вложений резервного фонда и ФНБ, а также золотовалютных резервов в ипотечные бумаги Fannie Mae и Freddy Mac. Впоследствии выяснилось, что ничего на этом не потеряли и даже немало заработали на ипотечных облигациях из-за схлопывания процентных ставок. Потеряли свои вложения владельцы акций и производных ипотечных бумаг, но как раз их в российских резервных портфелях не было.

Поэтому для улучшения качества дискуссии следует обратить внимание на следующие аспекты ситуации.

Во-первых, разница между кредитным рейтингом ААА и АА+ скорее теоретическая — в последние десятилетия дефолтов по ним одинаково не было. Зато прецеденты падения с последующим улучшением бывали. Австралия и Канада потеряли ААА , но вернулись обратно, после того как привели свои финансы в лучшее положение. Италия (с 1996 года) и Япония (с 2001-го) медленно и плавно движутся вниз по рейтинговой шкале, но исправно платят по своим долгам. Так что сожаления по поводу того, что все накрылось и пропали наши денежки, как минимум преждевременны — если реальные проблемы и возникнут, то очень нескоро, российские вложения к этому времени давно будут погашены.

Во-вторых, то, что все резервы обязательно должны быть вложены в бумаги качества ААА и при снижении рейтинга обязательно следует их продать, — не более чем популярный миф. В реальности для разных видов резервов действуют разные нормативы рисков. Для золотовалютных надежность и ликвидность преварируют над доходностью, так что там к ААА можно подмешивать не слишком много менее качественных бумаг. В долгосрочных фондах — вроде российского Фонда национального благосостояния — допускается наличие и более рискованных и более ликвидных бумаг. Вопрос, сколько более низкокачественных бумаг можно подмешивать к ААА в том или ином фонде, непрост, поскольку получить хорошую доходность на вложениях только в ААА можно только в уникальных ситуациях.

Кроме того, управление резервами очень жестко регламентировано: последние скандалы в этой сфере были в 1996-1997 годах (FIMACO). Управление ЗВР определено законом о ЦБ и внутренними документами Центробанка, Резервный фонд и ФНБ регулируются Бюджетным кодексом, постановлениями правительства и документами Минфина, часть которых, согласно общемировой практике, непубличные. Там прописаны все возможные случаи — сроки продажи имеющихся в портфеле бумаг при дефолте или снижении рейтингов ниже определенного уровня.

В-третьих, вопрос о вложениях тесно увязан с валютной структурой портфеля. В категории AAA пока остаются 18 юрисдикций — Великобритания, Швейцария, четыре государства Скандинавии кроме Исландии, Австрия и Германия, Нидерланды, Франция, Канада, Австралия, Сингапур, Гонконг, а также маленькие и богатые Люксембург, Лихтенштейн, острова Джерси и Гернси. У большинства стран с рейтингом ААА рыночный долг мал, а рынок недостаточно ликвиден, сами же облигации номинированы в национальной валюте. Процесс диверсификации идет уже несколько лет — доля гособлигаций США падает, в портфелях появились более разнообразные инструменты, в том числе в фунтах и швейцарских франках. Но делать резкие движения будут вряд ли — это плохо для сохранности вложений. При массовой скупке таких активов резко снизится доходность, да и привлекательность наличия в портфеле активов в экзотических валютах сомнительна. Во всяком случае, вряд ли надо пытаться скупить весь долг Австралии с кенгуру в качестве бонуса, а потом использовать свопы для перевода в более актуальные для российских резервов (в силу валютной структуры банковского корпоративного и суверенного внешнего долга РФ) доллары США. С этой точки зрения от временного хранения резервов в бумагах качества АА+ будет меньше ущерба, чем от поспешных действий. Да и объяснить свопы и австралийский доллар российской публике будет еще сложнее, чем покупку государственных облигаций США.

Последние события в США и Европе показывают, что на долговых рынках происходят тектонические сдвиги с очень долгосрочными последствиями. В таких условиях нужно избегать поспешных решений и быть готовым к самым разным сценариям. На мой взгляд, последние 12 лет управление российскими резервами (не их создание или использование, а именно управление) соответствовало лучшим мировым стандартам и не заслуживало критики.

Источник: Forbes.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© GinDesignGroup